Сделать стартовой Добавить в Избранное Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте Из Пензенской области на фронты Великой Отечественной войны было призвано более 300 000 человек, не вернулось около 200 000 человек... Точных цифр мы до сих пор не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесёт данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, ковал Победу в тылу, прославлял ратными и трудовыми подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Горюшкин-Сорокопудов Иван Силыч

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Горюшкин-Сорокопудов Иван Силыч
05.11.1873-29.12.1954

http://pkg.museum-penza.ru/files/pkg/th_psdu907dkxm(1).jpg
http://pkg.museum-penza.ru/news/2015/11/5/22064786
http://artcyclopedia.ru/img/big/002170001.jpg
автопортрет http://artcyclopedia.ru/goryushkin-soro … silych.htm
http://1.404content.com/1/CC/CE/428771579635173321/fullsize.jpeg
Вахрамеев А.И. Портрет Горюшкина-Сорокопудова И.С., 1900-е http://obiskusstve.com/3867303450548662 … n-silyich/
http://artcyclopedia.ru/img/big/002170005.jpg
автопортрет http://artcyclopedia.ru/goryushkin-soro … silych.htm
http://img13.nnm.ru/imagez/gallery/6/b/b/c/b/6bbcb5b8acc2112ef77e90ab77322403_full.jpg
автопортрет. Источник http://www.topic.lt/miru_mir/67129-gorj … -1873.html

http://www.centre.smr.ru/win/artists/go … or-sor.htm
Судьба явно благоволила к нему. Он, художник, осевший в провинции, имел достаточно широкую известность. Рисунки и репродукции с его произведений, иллюстрации к романам А. Толстого «Князь Серебряный», П. Мельникова-Печерского «В лесах», к рассказам Г. Успенского «Неизлечимый», «На постоялом дворе» и другим, которые регулярно публиковались в самых популярных журналах тех лет «Нива», «Солнце России», «Столица и усадьба», приумножали славу их автора.
     Сегодня живописные и графические работы Горюшкина-Сорокопудова экспонируются в лучших музеях страны, но самое полное и многообразное собрание, свыше 150 произведений, находится в Пензенской картинной галерее. Именно здесь открыт небольшой мемориальный музей мастера, где представлены не только живописные и графические работы, но и личные вещи, фотографии, документы, а также мебель, выполненная, кстати, по его же эскизам. Кисть Горюшкина воспевает «преданья старины глубокой», Русь уходящую.
     Нелегкое детство досталось Ване Горюшкину. "Родился я 5 ноября, по старому стилю, 1873 года в селе Нащи Тамбовской губернии, в семье солдата и бурлака Силы Васильевича Горюшкина. Родителей своих я почти не помню. Воспитывали меня дальние родственники саратовские мещане Сорокопудовы", - читаем мы в автобиографии мастера. С малолетства познал он и жизнь "в людях", когда его отдали "на обучение" к купцу Кузьмину, и дикие нравы сиротского приюта, где он провел четыре года, и работу "мальчика при буфете" на пароходах, курсирующих от Саратова до Астрахани и вверх по Волге.
    У Ивана рано проявился интерес к рисованию да "малеванию". В свободное время он доставал из кармана блокнотик и делал в нем беглые наброски понравившихся сценок или пейзажей. Но о том, чтобы стать "всамделишним" художником, он и мечтать не смел.
    Случаю, однако, было угодно свести юношу с известным путешественником по Монголии, Китаю и Восточной Сибири доктором медицины П.Я. Пясецким. Увидев рисунки "буфетного мальчика", он посоветовал ему поступать учиться к астраханскому художнику П.А. Власову - ученику Перова и Чистякова, организовавшему в городе художественную студию. Вместе с Горюшкиным здесь занимались Б. Кустодиев, А. Вахрамеев, И. Елатонцев. Как опытный педагог Власов стремился не только дать своим питомцам основы академических знаний, но и привить любовь к работе с натуры. Именно это позволило юноше глубоко изучить провинциальный быт, узнать и запомнить выразительные типажи и характеры, житейскую обстановку.
    http://artcyclopedia.ru/img/big/002170023.jpg
Волжский пейзаж, 1902 http://artcyclopedia.ru/goryushkin-soro … silych.htm
Становление Горюшкина как художника пришлось на конец XIX - начало XX веков, когда в изобразительном искусстве, литературе, музыке, театре велись поиски новых форм выразительного и изобразительного языка. Не остался в стороне от этих поисков и Иван Силыч. Однако первооснову его творческого кредо составили реалистические традиции передвижничества. С ними его познакомила Астраханская рисовальная школа, а затем и Академия художеств, в которой он обучался в мастерской И. Е. Репина.
   http://artcyclopedia.ru/img/big/002170031.jpg
Зима, 1910 http://artcyclopedia.ru/goryushkin-soro … silych.htm
Влияние репинского таланта сказалось в точности и конструктивности рисунка, пластической выразительности формы, в пристрастии к портрету и сюжетно-тематической композиции. Их связь не прекращалась и позднее. Горюшкин бережно хранил и часто показывал уже своим ученикам репинскую фотографию с надписью: "Проникновенному искренним, глубоким чувством к родной красоте, деятельному художнику Ивану Силычу Горюшкину-Сорокопудову. Илья Репин. 1913, 30 апр.". Память о своем великом учителе Горюшкин пронес через всю жизнь.
   http://mtdata.ru/u12/photoF782/20447340079-0/original.jpg#20447340079
Скрипач. 1902 http://vladimir71.mirtesen.ru/blog/4385 … rokopudov-(1873-1954
"Учеба в Академии проходила успешно, когда же пришло время выбирать мастерскую профессора-руководителя, я выбрал мастерскую известного баталиста и мастера бытового жанра П.О. Ковалевского", - вспоминал Иван Силыч. Правда, последние два года он уже занимался в мастерской И.Е. Репина вместе с Билибиным, Кустодиевым, Сомовым, Бродским, Сычковым и другими прославленными русскими живописцами. Пройдя сложный творческий путь, который в основном сформировался в 900-е годы, в своих полотнах Иван Силыч пронес любовь к русской истории, к патриархальному укладу народной жизни, яркому национальному характеру и красоте родной природы.
    Еще студентом, собирая материал для конкурсных работ, Горюшкин часто бывал в Угличе, Суздале, Ростове Великом, Астрахани и других старинных городах, где без устали писал монастыри и звонницы с монахами, многоцветные главы соборов и церквей. Ему даже выдали специальное свидетельство в канцелярии Академии, где значилось, что он "отправляется по России для художественных работ с натуры и снимания видов местностей".
    Привезенные из поездок этюды послужили в дальнейшем хорошим подспорьем для создания фундаментальных произведений. К наиболее ранним работам художника относятся исполненные еще в Академии художеств "Угличское дело 1591 года" и "На концерте в Павловске", дошедшая до нас в плохой сохранности, а также ряд офортов.
    Из этих поездок, которые продолжались и после окончания академии (1902), художник привозил массу этюдов, например "Углич. Купола". Многие из них послужили ему в дальнейшем для создания фундаментальных произведений. К их числу относится картина "Из культа прошлого", имевшая авторское название "Из века в век". Лучи жаркого полуденного солнца затопили старую звонницу, где мирно воркуют голуби, не пугаясь присутствия людей в черных монашеских одеждах. Неторопливо течет здесь жизнь. Зима сменяет осень, лето - весну. И так из века в век.
http://img11.nnm.ru/imagez/gallery/f/d/f/6/1/fdf614b1dd1410d10378bcf54f271ea0_full.jpg
Базарный день в старом городе http://www.topic.lt/miru_mir/67129-gorj … -1873.html
http://2.404content.com/1/B0/4A/428771594313664506/fullsize.jpeg
Божий суд http://obiskusstve.com/3867303450548662 … n-silyich/
    В это время он, как и многие русские художники начала века, обратился к изображению событий прошлого. В них он стремится к утверждению извечных народных традиций старины, противопоставляя их буржуазному отказу от национальной культуры. Свое представление о старинной жизни, воспевание ее эстетических идеалов, рожденных в народных традициях, Горюшкин черпает в различных сценах из времен Ивана Грозного и Бориса Годунова. Привлекательной стороной творчества художника становятся бытовые сюжеты, наделенные одушевленностью и теплотой, в которых человек в своих действиях органично связан с природой и ее состоянием. Таковы "Базарный день в старом городе", "Божий суд" или "Сцены из XVII столетия". Социально-исторические характеристики в этих ясных по замыслу композициях отступают на второй план, оставляя место живому ощущению происходящего, тонкой декоративности цветового богатства.
   http://artru.info/il/img.php?img=46938
Листопад (Журнал "Нива", 1911) http://artru.info/il/46938/ar/101/
Горюшкина-Сорокопудова особенно вдохновляли красочный патриархальный быт с его своеобразной неповторимостью, очарование русской природы, русского национального типа. Его увлекали зрелищность, декоративность, нарядность - все, в чем он видел проявление народного вкуса, народной эстетики. Широкую популярность принесли художнику жанровые произведения, синтетические по характеру образности, репродукции с которых в начале века регулярно публиковались в журналах "Нива", "Солнце России", "Столицы и усадьбы".
    Эти пленительно яркие, самобытные полотна, наполненные радостью бытия, глубоко прочувствованными национальными чертами, никого не оставляют равнодушными.
    Воспевая старую Русь, ее обряды, обычаи, Иван Силыч способствовал развитию интереса народа к истории и культуре.
    Романтический образ могучего воина, человека страстного темперамента, предстает перед нами в полотне "Князь Игорь". Его закутанная в горящий киноварью плащ фигура резко выделяется на фоне темно-изумрудной листвы, создавая мощный цветовой аккорд.
    http://artru.info/il/img.php?img=127
Поцелуй. 1910 http://artru.info/il/127/ar/101/
В декоративно-экспрессивном ключе решено и полотно "Поцелуй". Как и в предыдущей работе, художник показывает своих героев на фоне темной зелени сада, отчего еще ярче полыхают их одежды, освещенные лучами заходящего солнца. Порывистое движение влюбленных, слившихся в пылком поцелуе, как бы продолжается в контрастах света и цвета, в динамике линий, широкой живописной манере, где корпусный мазок темпераментно и уверенно лепит форму.
    В звонкой жизнерадостной красочности Горюшкин стремится найти художественный эквивалент национальному своеобразию русского быта XVII века. Им руководило желание правдиво передать богатство чистых красок, которое так характерно для материальной культуры Древней Руси.
    Позднее, переехав в 1908 году из Петербурга в Пензу, Горюшкин-Сорокопудов с тем же рвением колесил по губернским селам и городкам, внимательно присматриваясь к жизни и обычаям мордвы, татар, чувашей, изучал и зарисовывал их национальные костюмы, предметы быта. Именно в Пензе были созданы основные его произведения: "Базарный день в старом городе", "Божий суд" и многие другие.
    Сюжет незаконченной картины "Божий суд" вероятнее всего навеян романом А. К. Толстого "Князь Серебряный", который художник иллюстрировал в 1908-1910-х годах. Однако здесь нет прямой аналогии с текстом. Автор стремится, скорее, передать само настроение, царящее перед схваткой. Шумит и волнуется люд московский. Зеваки, пожелавшие увидеть поединок, взобрались даже на крыши домов. На затянутом красным сукном помосте восседает царь в окружении бояр, стрельцов, рынд. Зычно читает царский указ дьяк в зеленом кафтане. Задумчив седобородый богатырь, прибывший на ристалище. Под стать хозяину могучий пегий жеребец, опустивший долу белоснежную гриву. Нетерпеливо рвется в бой рослый парень в распахнутой на груди кольчуге. Еще мгновение, и свершится "божий суд".
    http://artcyclopedia.ru/img/big/002170090.jpg
Старая Русь. 1910-е http://artcyclopedia.ru/goryushkin-soro … silych.htm
http://data24.gallery.ru/albums/gallery/37059-6f22f-86218134-m750x740-ub3c7b.jpg
Освящение куличей. 1910 http://sinitza.gallery.ru/watch?ph=jNT-fZVre
Для Горюшкина культура средневековой Руси - это почва, на которой он обретает прочность душевную, откуда и черпает свое вдохновение. В мастерской Ивана Силыча хранились народные костюмы, одеяния священников, вооружение древних воинов. В них он не только обряжал натурщиков, но нередко примерял их сам. Наверное, делал он это, чтобы точнее почувствовать стиль эпохи и самого себя в ней. Сохранилась фотография, на которой художник запечатлен облаченным в боярский наряд. А одну из своих учениц, В.Д. Щёткину, он изобразил в образе средневековой дамы.
    В интонации программных картин Ивана Силыча слышатся отголоски поэзии Блока и Есенина, в которой навечно слились боль за нищую Россию и влюбленность в тоску ее ветровых песен. «Край любимый! Сердцу снятся скирды солнца в водах лонных. Я хотел бы затеряться в зеленях твоих стозвонных». Строки эти он часто повторял вслух, и угадывалось, что были они для него не только жемчужиной есенинской поэзии, но, вероятнее всего, выражением собственного жизненного кредо
    http://pkg.museum-penza.ru/files/pkg/th_nodr5mbbray(1).jpg
http://pkg.museum-penza.ru/news/2015/11/5/22064786
Неизменной движущей силой творчества Горюшкина была любовь к человеку, бережное отношение к личности, которое более всего проявилось в портретах современников, виртуозно написанных. К числу несомненных удач художника относится портрет матери жены (1904). Сам рано лишившийся материнской ласки, он решил создать образ спокойной, умиротворенной старости. Полотно написано в теплой оранжево-фиолетовой гамме, что придает ему особую эмоциональную приподнятость. Образ сидящей в кресле пожилой женщины в темной кружевной наколке, внимательно рассматривающей нас поверх стекол очков, полон внутреннего благородства.
    http://artru.info/il/img.php?img=39825
Портрет жены. 1904 http://artru.info/il/39825/ar/101/
http://artru.info/il/img.php?img=39827
Портрет К,П.Горюшкиной-Сорокопудовой http://artru.info/il/39827/ar/101/
Основной благодатной моделью женских образов служила художнику его жена - Клавдия Петровна. Чувством восхищения красотой веет от портрета 1904 года, на котором она изображена в светлом бальном платье на фоне цветов. Показательна для этого портрета и печать аристократизма, утонченности, отвечающая новым эстетическим устремлениям эпохи, стилистике модерна.
http://artcyclopedia.ru/img/big/002170063.jpg 
портрет Н.В, Мансыревой, 1915  http://artcyclopedia.ru/goryushkin-soro … silych.htm
Те же черты характерны и для других женских портретов, например актрисы А. Н. Собольщиковой-Самариной, Н. В. Мансыревой. Облик молодой женщины, сидящей на террасе, исполнен грации. Надолго останавливает внимание ясный взгляд ее больших выразительных глаз. Обаяние портрета Мансыревой заключено в непредвзятости, простоте и одухотворенной красоте созданного художником образа, лишенного какого бы то ни было оттенка салонности и в то же время свободного от аскетизма передвижнической живописи.
    http://artcyclopedia.ru/img/big/002170069.jpg
портрет скульптора К.А.Клодта http://artcyclopedia.ru/goryushkin-soro … silych.htm
Отказываясь, как правило, от заказных портретов, Горюшкин создал обширную галерею образов своих друзей, товарищей по работе. Среди них портреты преподавателя Пензенского художественного училища, скульптора Константина Александровича Клодта (1914), саранского живописца Федора Васильевича Сычкова (1920-е).
    Человеком огромной внутренней силы предстает перед нами и сам художник в автопортрете, написанном в 1910-х годах. Цепким, изучающим взглядом из-под насупленных бровей смотрит он на зрителей. Два десятилетия спустя Горюшкин вновь напишет свой портрет. Напишет почти на том же месте, в саду, на фоне дома. Но перед нами уже иной человек. Неумолимые годы наложили отпечаток на его лицо: покрылся глубокими морщинами высокий лоб, выбелилась борода и пышные усы, и даже взгляд из-за стекол очков стал мягче, мудрее. Но крепкая рука по-прежнему уверенно держит кисть. Иван Силыч не случайно ввел эту деталь в композицию. Творить для него значило жить. Даже в самые трудные годы лишений и гонений он продолжал работать. Сохранились картины, выполненные на написанных портретах и фанере, на оборотной стороне законченных произведений, рисунки, сделанные на грубой оберточной бумаге или плохом картоне.
    Мастерство художника проявляется в умении, использовании техники и материала - это насыщенный тон угля и итальянского карандаша в "Мужском портрете", на портрете скульптора К. А. Клодта. Матовая поверхность темперы в сочетании с бархатистостью цветовой пасты придают многим портретам особый колористический строй, помогающий раскрыть тот или иной обаятельный образ. В этом отношении изумителен "Портрет Н. В. Мансыревой".
http://artru.info/il/img.php?img=39834 
Плач Ярославны. 1907  http://artru.info/il/39834/ar/101/
Среди графических работ Горюшкина художественным мастерством и индивидуальным почерком выделяются офорты, гравированные с собственных живописных картин "Скрипач", "Плач Ярославны". По выразительности живых штрихов и линий, передающих характер и внутреннее состояние персонажей, светлой воздушной среды и настроения в целом, офорты "Портрет А. И. Куинджи", "Горе", "Иуда", "Баржи" стоят наряду с работами его учителя В. В. Матэ и занимают видное место в офортном искусстве 900-х годов.
http://1.404content.com/1/17/5C/428771568720807873/fullsize.jpeg
Зима  http://obiskusstve.com/3867303450548662 … n-silyich/
Поэтическую сторону творчества художника определяют в разное время написанные пейзажи. Он особенно любил зимние и весенние мотивы: голубоватый, сверкающий серебром иней ("Солнце на лето - зима на мороз"), деревенские домики и березы, утонувшие в сугробах ("Зима. Ивановка"), ручьи и проталины ("На родине пробудилась весна"), буйное и радостное возрождение природы ("Цветущие яблони").
    Художник неоднократно варьирует полюбившиеся сюжеты, возвращаясь к ним снова и снова, наполняя их новым настроением. Так, картины "Солнце на лето - зима на мороз", "Сцена из XVII столетия" и другие были написаны уже после революции. К 1930-м годам относится и чрезвычайно драматичный по своему звучанию эскиз "Упавшие колокола" - своеобразный реквием уходящей в прошлое, но такой близкой сердцу мастера патриархальной Руси.
    Большой этюд "Зима", в котором художник мастерски справляется с очень сложной задачей написать белое на белом, был выполнен в Ивановке, усадьбе, которую Горюшкин приобрел под Пензой, где проводил большую часть свободного от преподавательской работы времени.
    http://2.404content.com/1/09/3A/428771569476831170/fullsize.jpeg
плакат для журнала "Нива", 1909 http://obiskusstve.com/3867303450548662 … n-silyich/
Работая над историко-бытовыми сюжетами, Горюшкин не мог не запечатлеть волнующие события современности. По-новому взглянуть на жизнь его заставила первая русская революция. Ее события получили гражданский отклик в ряде живописных и графических работ художника. В серии рисунков и эскизов он показал баррикадные бои, убитых на улицах, разгром барской усадьбы и привоз арестованных в тюрьму.
    С неизменным сочувствием относясь к борьбе народа против царизма, Горюшкин-Сорокопудов в 1905 году принимал активное участие в издании нелегального журнала "Гамаюн". В 1906 году, под впечатлением разгрома первой русской революции, написана картина "Шлиссельбургская тюрьма". Ее вариант "Привезли арестантов" - относится к 1932 году.
http://artcyclopedia.ru/img/big/002170022.jpg
Великий князь Николай Николаевич на позициях, 1915   http://artcyclopedia.ru/goryushkin-soro … silych.htm
http://artcyclopedia.ru/img/big/002170083.jpg
Сестра милосердия. 1910-е http://artcyclopedia.ru/goryushkin-soro … silych.htm
http://data5.gallery.ru/albums/gallery/37059-0503e-79039448-m750x740-ufab87.jpg http://sinitza.gallery.ru/watch?ph=jNT-fvNVY
Другие темы и сюжеты он черпает в событиях первой мировой войны ("Сестра милосердия", "Пленных привезли").
    Советский период творчества Горюшкина-Сорокопудова отмечен появлением новых тем и героев, поиском соответствующих средств для их отображения. В композиции "Революция", используя символические приемы, он стремится показать движение народных масс навстречу Свободе и Просвещению.
http://artcyclopedia.ru/img/big/002170073.jpg
похороны В.И.Ленина 1930-е http://artcyclopedia.ru/goryushkin-soro … silych.htm
    В конце 1920-х годов одним из первых Горюшкин обратился к новой, остро звучащей тогда ленинской теме. Первые эскизы были связаны с символическим пониманием революции, когда рушится все, что связано со старым миром. Несколько позже в эскизах "Ленин вождь", "Выступление Ленина" намечается более глубокая связь вождя и народа, сюжеты приобретают реальный характер.
    Наиболее последовательное решение эта тема находит в серии работ "Похороны В. И. Ленина". Художник делает десятки вариантов, но картина так и остается незаконченной.
    Тем не менее автору удалось передать чувство невосполнимой утраты, охватившей народ, "вселенский плач". Пожалуй, никогда еще Горюшкин не брал столь гражданственную тему и не решал ее столь глубоко и убедительно.
   

Фото И.С.Горюшкина-Сорокопудова с учениками http://artru.info/il/ar/101/2/
http://artru.info/il/img.php?img=31044 http://artru.info/il/img.php?img=31043
http://artru.info/il/img.php?img=31042 с ученицей художницей Розой Александровной Давитьян
Известность Горюшкину-Сорокопудову принесли не только его произведения. Почти полвека посвятил он педагогической деятельности, взрастив и дав путевку в жизнь, в искусство сотням юношей и девушек. Многие питомцы Ивана Силыча по Пензенскому художественному училищу стали видными советскими мастерами. В годы Великой Отечественной войны, когда весь народ встал на защиту Родины, старый мастер был назначен директором художественного училища и картинной галереи. А в 1943 году за большие заслуги в деле воспитания молодых специалистов и в связи с семидесятилетием со дня рождения ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР и вручен орден Трудового Красного Знамени.
    Последние годы жизни Ивана Силыча были трагическими. Он жил одиноко в забытой Богом Ивановке, отлученный от своих учеников теми, кто считал его художником, воспевающим прошлое и не понимающим советской действительности. В ночь с 30 на 31 декабря 1954 года Горюшкина не стало. Похоронили его в Пензе, на Митрофаниевском кладбище, недалеко от церкви, рядом с могилой его предшественника К.А. Савицкого, бывшего директора художественного училища.
    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/c/ca/Gorushkin_memorial.JPG/800px-Gorushkin_memorial.JPG
https://ru.wikipedia.org/wiki/Горюшкин- … morial.JPG

В наши дни, творчество этого замечательного художника-реалиста остается по-прежнему близким и дорогим нам. Оно учит нас любить свою землю, свой народ, быть истинными патриотами своей страны.
    Долгие годы ученики и почитатели таланта Ивана Силыча мечтали о создании мемориального музея. В усадьбе художника это сделать было невозможно по многим причинам. И только в 1986 году такой музей открылся в здании Пензенской картинной галереи.

http://pkg.museum-penza.ru/news/2015/11/5/22064786
5 ноября День рождения выдающегося русского художника, заслуженного деятеля искусств РСФСР, преподавателя Пензенского художественного училища И.С.Горюшкина-Сорокопудова.

5 ноября 2015 22:00
142 годна назад, 5 ноября 1873 г. родился наш земляк, выдающий русский художник, заслуженный деятель искусств РСФСР, преподаватель Пензенского художественного училища ИВАН СИЛЫЧ-ГОРЮШКИН СОРОКОПУДОВ.
Имя Ивана Силовича Горюшкина-Сорокопудова тесно связано с Пензой. Здесь он жил с 1908 по 1954 год, преподавал в художественном училище, именно здесь были написаны лучшие его произведения. Многие музеи страны имеют работы художника. Но самым полным собранием располагает лишь Пензенская картинная галерея им. К.А. Савицкого, насчитывающая в своих фондах более ста шестидесяти картин, акварелей, офортов и рисунков.

В историю русского и советского И.С. Горюшкин-Сорокопудов вошел как мастер портрета и историко-бытовой картины. Его лучшие произведения стоят в одном ряду с прославленными историческими полотнами С.В. Иванова и А.П. Рябушкина. Не ставя перед собой задачи изображения социальных конфликтов подобно Сурикову и Репину, Горюшкин останавливается на своеобразии бытового уклада прошлого, сосредотачивает все свое внимание на эмоционально – красочной и декоративной стороне художественного образа. Неизменной движущей силой его творчества была любовь к человеку, бережное отношение к человеческой личности.

Большое внимание Горюшкин уделял педагогической деятельности. Вклад художника в становление Пензенской художественной школы трудно переоценить. Именно он вместе с известнейшими русскими художниками Н.Ф. Петровым, А.И. Вахромеевым, А.Ф. Афанасьевым продолжал в училище лучшие традиции русской реалистической школы, заложенные К.А. Савицкого. Ученик И.Е. Репина, он требовал от студентов грамотного, вдумчивого отношения к работе, боролся против формализма, требуя искренности и мастерства. Его ученики работали по всей стране.

В Государственном архиве Пензенской области сохранились воспоминания некоторых из них. Например, Куликов В.В., преподававший в ПХУ с 1910 по 1916 год писал:
«Горюшкин–Сорокопудов Иван Силович в мое время мужчина средних лет, энергичный, хорошо владел рисунком. При проверке рисунка использовал остроточенный уголек, кончик ломал. А затем, начиная от макушки головы до подошвы ступни, проводил живую линию и фигура оживала и при том говорил: «Нужно добросовестно изучать окружающий нас мир. Природу, выводить из нее законы и ими руководствоваться в своей работе». С большой любовью Иван Силович вспоминал о своем учителе И.Е. Репине и ставил его в пример. Говорил, что свыше 12 лет Репин собирал исторический материал для «Запорожцев», трижды ездил в Запорожье и на Кубань, выискивал среди потомков своих героев необходимые типы. Упоминал так же о непревзойденных по глубине психологических характерах выполненных Репиным портретов Толстого, Сеченова, Мусоргского и др. Каждый субботний вечер Иван Силович проводил занятия с желающими учащимися по офорту и имел в этом деле большой успех».

Другой ученик, Преображенский Б.В. в своих воспоминаниях о пребывании в ПХУ с 1927 по 1932 г.г. писал:
«На третьем курсе мы пришли к И.С. Горюшкину-Сорокопудову. Его мастерская на третьем этаже, окнами выходила во двор. Мы начали писать обнаженную натуру. Основным натурщиком был Саша, у него прозвище было «Лебедь». Он был немного тронутым и любил танцевать умирающего лебедя. Отсюда и прозвище, так его все и звали Саша-Лебедь. Наш актовый зал закрыт, там Иван Силович пишет огромный портрет Л. Толстого для торжественного заседания в Городском театре. По окончанию работы «Силыч», как мы его называли между собой, пустил нас в зал и мы увидели на огромном белом полотне сверкающий взгляд великого писателя. Иван Силович был ярким представителем нашей русской интеллигенции конца XIX века, но внешний вид сразу выделял его среди окружающих людей. За внешней суровостью ощущалась большая сила и скромность. Его можно было сравнить со скалой. Если он брал в руки уголь, то выбирал самый большой и толстый (мы сами его делали – обжигали в песке иву и орех). Поправляя рисунок на холсте, проводил линию сверху донизу, уголь с треском разлетался от его сильного нажима. Поправляя живопись, выбирал самую широкую кисть и смелым широким мазком старался показать ученику – как надо. Жил он в деревне Ивановка, неподалеку от Пензы и ребята группами часто ходили к нему. Это было целое событие, чтобы он позвал к себе. Мне тоже приходилось с товарищами бывать в Ивановке. Все поражало: забор, окружающий небольшой цветник у дома с высокими кольями, на которых висели старые конские черепа с таинственными черными глазницами. Осторожно снимаем грязные ботинки, т.к. знали, что Клавдия Петровна (жена художника) не любит когда затопчут ей ее чистые половики, расстеленные по вымытому полу. Сразу поразят вас старинные иконы, лампады. Уютный голос хозяйки приглашает нас к столу, и мы чинно рассаживаемся, предварительно осторожно передав Ивану Силовичу принесенную водку. После еды идем в мастерскую. Все кругом в картинах, некоторые недавно законченные, другие в работе и это все мы смотрим, благоговея перед талантом нашего любимого учителя. С осени 1930-го года училище переживает большие перемены. Новое начальство (Халтурин) на смену Н.Ф. Петрову, уволили Горюшкина-Сорокопудова, он видимо не сошелся с новыми начальниками, т.к. был прямолинейным и мог быть резок ».

Смирнова А.И. вспоминает о работе с И.С. Горюшкиным – Сорокопудовым с 1934 по 1954 в ПХУ:
«Иван Силович в первый год войны выделил для учащихся часть своего урожая картофеля и квашенной капусты с помидорами, чтобы они не голодали. Выделил часть своей земли под посев картофеля и других овощей. Картошку, выращенную у Горюшкина, любовно называли «сорокопудовка». Несколько раз училище собирались закрыть, а здание занять под нужды города, но Горюшкин сразу поставил вопрос об этом перед Москвой и закрывать училище запретили. В училище было принято, все выпускники после выпускного вечера шли пешком в усадьбу Горюшкина. Разводили традиционный костер, кипятили чай, пеклась картошка. Из погреба доставались огурцы, помидоры. Затем шли в летнюю мастерскую, фотографировались, смотрели работы. Любил Иван Силович во время работы читать вслух стихи, особенно Есенина».

Валукин М.Е.писал: «Познакомился я с Горюшкиным в ноябре 1937 г. и потом вместе работали более 15 лет. Бритая голова, острый взгляд колючих глаз из-под нахмуренных бровей, острая бородка, подкрученные желтые прокуренные усы. Высокие сапоги, галифе, темная толстовка с поясом. Держался прямо, с достоинством, вид имел сердитый. Походка размеренно-неторопливая. Скорости никогда не менял, чтобы не случилось. На уроках был строг, требователен. Не терпел расхлябанности, нерадивости, кривлянья. Любил приводить фразу П.П. Чистякова: « Если есть талант, лет через 50 разовьется». Был реалистом и в искусстве и в жизни, но немножко отдавал дань мистике в чисто внешних формах. Так над входом в беседку вешал лошадиный череп. На указательном пальце перстень – с черепом. Запонки тоже с черепом. Но это чисто внешнее. Когда заходила речь о его художественных симпатиях, говорил, что он поклонник Брюллова. В доме были маленькие иконы. Был горд, характер колючий, с людьми сходился нелегко. К одним, кого знал хорошо, был добр, приветлив, к другим лишь вежливо снисходителен, третьим мог сказать: «Меня просили вас терпеть. Я терплю, что вам еще нужно?». Четвертых откровенно не уважал и награждал весьма нелестными кличками. Табак выращивал и обрабатывал сам. Жена Клавдия Петровна, тоже курила. У обоих были длинные самодельные мундштуки из бузины. А пепельницей ему служила теменная часть черепа. Всем говорил «Вы» и лишь в знак особого расположения «ты». С людьми, стоящими ниже его, соблюдал дистанцию. Конюху, который возил его лет десять, руки не подавал и говорил ему «ты»».
Жизнь и творчество Горюшкина – Сорокопудова художника и педагога являются наглядным примером беззаветного служения искусству. Почти полвека посвятил он педагогической деятельности, взрастив и дав путевку в жизнь, в искусство сотням юношей и девушек. Последние годы жизни Ивана Силлвича были трагическими. Он жил одиноко в забытой Богом Ивановке, отлученный от своих учеников теми, кто считал его художником, воспевающим прошлое и не понимающим советской действительности. В ночь с 30 на 31 декабря 1954 года Горюшкина не стало. Похоронили его в Пензе, на Митрофаниевском кладбище, недалеко от церкви, рядом с могилой его предшественника К.А. Савицкого, бывшего директора художественного училища. В наши дни, творчество этого замечательного художника-реалиста остается по-прежнему близким и дорогим нам. Оно учит нас любить свою землю, свой народ, быть истинными патриотами своей страны.

Не хватает информации, в каком селе Ивановка Пензенской области жил Иван Силыч (какого района)

+1

2

В с. Нащи (Елатомский уезд Тамбовской губ., ныне Рязанская обл.) родился Иван Силыч Горюшкин-Сорокопудов (27.11.1873–29.12.1954), художник, заслуженный деятель искусств РСФСР. Умер в с. Ивановка (Пензенская обл.).
Рузаева, В. В. Горюшкин-Сорокопудов Иван Силыч [Текст] // Тамбовская энциклопедия. – Тамбов, 2004. – С. 138 : фот.1876 г.

Источник: http://www.tambovlib.ru/?id=tambovlib.d … ;tpl=print

О с.Нащи в Википедии.

0

3

простомария написал(а):

Жил он в деревне Ивановка, неподалеку от Пензы и ребята группами часто ходили к нему.

Если ориентироваться на эти слова, то это либо Ивановка Кондольского, либо Мокшанского, либо Терновского р-нов (названия р-нов по состоянию на период ВОВ).

Ближайшие Ивановки - Константиновский и Лебедевский с/с Терновского р-на.

Вот и удача, но удача с подковыркой!

Горюшкин-Сорокопудов Иван Селантьевич родился 5.11.1873 году в с. Ивановка Пензенского уезда (ныне Пензенский район) – живописец, график, автор исторических и жанровых картин, портретов и пейзажей. Делал иллюстрации к произведениям русских писателей: П.И.Мельникова – «В лесах», Константина Толстого – «Князь серебряный» и другие. В Пензенской картинной галерее хранятся около 200 его произведений. В с. Ивановка Пензенского района в своей мастерской он проработал более 40 лет.

Источник: http://mr8488.penza.msu-russia.ru/789.html

Ну, что ж, бывает, ошибаемся. Кому-то захотелось, чтобы Иван Силыч не только жил, но и родился в Пензенском регионе.
Нужно проверять информацию, т.к. источник, конечно, сомнительный.

В Кондольском р-не:  д.Ивановка Кондольского с/с в 1966г. включена в состав с.Кондоль, п.Ивановка Князевского с/с включен в состав с.Веселополье, п.Ивановка Марьевского с/с прекратил своё существование между 1959 и 1970гг.  - http://www.suslony.ru/Penzagebiet/Kondol.htm .

Более других из-за близости к Пензе подходит Ивановка Вокресеновского (ранее Лебедевского) с/с ( http://www.pnzreg.ru/files/penza.ru/abo … tr2015.pdf ) - см. под №4 на Яндекс.Карте. Местоположение п.Ивановка ранее Константиновского с/с не нашёл.

Откровение от художника. Дневник Горюшкина-Сорокопудова

Вот эти люди и диктовали по периферии свои непонятные и чуждые народным массам идеи, проводили ломку везде, где существовал здравый смысл.
В Пензенском художественном училище три периода ломки: 1) период Равделя; 2) Соколова и 3) Халтурина и Ко .
Я начну с периода Равделя, который резко и энергично начал свою работу разрушения.
  Первое, это был создан им исполнительный комитет из учеников, которые и были руководителями учебы. Они создавали для себя все планы учебы, выдумывали для себя всевозможные чудачества, отрицали все, что называлось здравым смыслом.
Были например такие чудачества: связывали разные предметы из предметов обихода, на веревке подвешивали к потолку, и кто-нибудь раскачивал эту связку, а ученики должны были рисовать.
Это называлось: «Натюр-Морт» в динамике.
Много было разных чудачеств, всех их не припомнить, да много нужно бумаги и время, чтобы все описать. В общем, получалось что-то сумбурное, непонятное.
Ученики большинство ходили растерянные и не понимали, где же истина.
  На общих собраниях группа, т.н. исполком учащихся, доказывала, что все, что было раньше в художественном училище, это скучная рутина, и что искусство должно быть таким, как оно проявляется в новых левых течениях. Отрицалась всякая грамотность и серьезное углубление  в искусстве.
Оно и понятно, т.к. руководящая группа учеников, состояла из очень слабых, и для них принципы старой школы  были трудны, и при своей малоспособности, конечно, не успевали в учебе, а новые принципы шарлатанства им были по душе.
  Если взглянуть с анализом на первые дни нашей Октябрьской революции, период военного коммунизма и гражданской войны, когда взбаламученное море народных масс завоевывало свои права и укрепляло Советскую власть. Партия и правительство из всех своих честных сил боролись с интервентами, и рядом с этим грандиозно-великим в стране происходило подлое и смешное.
Вот это-то подлое и смешное делали люди, имевшие на руках случайно по ошибке партбилет, творили возмутительные дела, во вред народным массам, во вред культуре, науке и искусству.
Е. Равдель, скрывая партбилетом свое преступное чело, не стеснялся себя выдавать за большого знатока в искусстве, очень ловко обманывал местные власти. А по существу был просто недоучка по скульптуре, и за что бы он ни брался не доводил до конца. Вся его деятельность носила характер фигляра.
Припоминаю, как в празднество Октября он где-то достал себе вороного коня и нарядился в красную римскую тогу. Галопом скакал по улицам Пензы, удивляя народ. Эта его выходка уже говорит как о балаганном фигляре.
  В этот период художественное училище было переименовано в художественные мастерские.
Состав преподавателей был следующий: Петров, Штурман, Бурдин, Блюменфельд и я.
   Здание мастерских вскоре было занято военным лазаретом, и мы со своими учениками работали в разных фотографических павильонах г. Пензы. Это были чрезвычайно трудные годы нашей страны, наряду с голодом свирепствовал сыпной тиф и другие болезни. Мы получали зарплату чуть ли не спичками.
Меня удивляла молодежь, которая тогда у нас была в мастерских: голодные, холодные, полураздетые, и, все же любя искусство, при грустных и жалких условиях, работали, жили искусством, веря в светлое будущее.
  Вышеописанная галиматья и дурачества ясно говорит о том, как горько и больно было смотреть на учеников, которые всей своей пылкой душой  хотели учиться, познавать истину в Искусстве, а им преподносили одну лишь галиматью, не имеющую ничего общего с искусством.
Протестовать было нельзя, так как за это исключали или обвиняли в контрреволюции. Равдель сделал почин к дальнейшим разрушениям художественного училища.
Кажется в 1920 году он оставляет Пензу, переехал в Москву, где работал заведующим в Хутемасе, но очень недолго.
Там он проворовался и сбежал за границу, это была его заветная мечта.
  Нужно сказать, что Равдель был женат  на дочери какого-то банкира, который сбежал из России в Германию. Понятно, что жена тянула Равделя уехать в Германию, что и было им выполнено, на ворованные деньги он ухитрился уехать, и там скрылся от народного суда.
На этом я кончаю описание периода Равделя и перехожу на второй период Соколова.
Второй период возглавлял некто Соколов, который до Пензы работал в Екатеринбурге, и т.к. там было ликвидировано художественное училище, ввиду военных событий гражданской войны, Соколов был переброшен в Пензу на место Равделя.
  Соколов явился в Пензу с группой учеников или, вернее сказать, разнузданной бандой, которая с плеча взялась за ломку и уничтожение много, что было необходимо как пособие для учеников художественного училища.
Например, у нас было много античных гипсовых фигур и голов, которые ставили в классах для рисования. Все эти фигуры и головы были разбиты  и выброшены во двор.
  Был у нас кабинет пособий, где были всевозможные костюмы: среднеазиатские шелковые халаты, мордовские костюмы, боярские и др…
Были прекрасные драпировки из бархата, плюша, шелка всевозможных цветов.
Весь этот кабинет был расхищен до основания.
   Соколовские бандиты ходили наряженные в узбекские шелковые халаты, в них занимались мазней кубизма и формализма, вытирали свои поганые кисти о шелковые халаты.
Припоминая некоторые детали этого периода, я упомяну некоторые как характеристику буржуазности: например, в одну из комнат свалены были всевозможные предметы, все это валялось на полу, и дано было название «экспериментально-аналитическая и синтактическая мастерская научного реализма».
Или другое: ставили в виде «натюрморта» скрипку и как-то ее разлагали по законам кубизма. Постановка была дана на один год.
Читатели в недоумении могут спросить, где же была голова у тех людей, которые творили описанные мною безобразия?
  Я могу ответить так, что на плечах этих людей была не голова, а тыква.
Соколовская вакханалия, к счастью, была недолго, но и в короткий срок он успел сделать много разрушений.
Если углубленно разобрать вообще революционные периоды народов как, например, Великая французская революция, когда читаешь описание тех чудачеств и вакханалий, которые происходили во Франции, то невольно напрашивается вопрос: может и в нашей революции все чудачества являются в порядке вещей, вообще, как закон революционных проявлений. Я уже упоминал выше, что рядом с великим, всегда живет подлое и смешное. И как один автор, который описывал разные жестокости и чудачества французской революции, озаглавил свою книгу «Революционный невроз».
   В заключении Соколовского и Равделя периодов должен заметить, что это было в самый развал и тяжелых переживаний нашей страны., но дальнейшее описание – это Халтуринский и Ко  происходил уже тогда, когда в нашей стране началось индустриальное строительство, а потому все проявления Халтурина, я нахожу более преступными, чем два первых.
  После Соколова в качестве заведующего опять становится Н.Петров. Трудно было наладить порядок, после всех безобразий. Но все же, хоть и с большими трудностями, был налажен нормальный ход учебы, все пошло своим чередом. Но, конечно, не так, как это было до революционного периода.
Создались новые программы НКП при отделе Художественного образования, которые резко  отличались от прежней системы. Но все же это вело к более нормальному строю в учебе. Работали мы по системе ГУС в течение долгого периода, т.е. до 1930 года.
   В 1930 году приехал в Пензу из Ленинграда А.Халтурин. Директором в Академии художеств в это время был некто Маслов, который развалили академию, почти уничтожил академический музей. Учеба в Академии была поставлена очень низко, выпускались кадры со слабыми знаниями или проще сказать искалеченные люди.
Этот Маслов и рекомендовал в Пензу Халтурина и Ко с тем, чтобы разогнать старых специалистов и на их место водворить тех недоучек, которые приехали с Халтуриным.
  Его сотрудниками были: Постнов, Михайлов, Бабурин и пензенский обществовед Д. Демаев.
Халтурин и Ко первое время не знали, как начать вытравление старых педагогов. Долго они заседали на разных секретных совещаниях, обсуждая, с  какого конца начать свои гнусные действия.
На первом общем собрании учеников Халтурин с места в карьер назвал художественное училище «болотом» и заявил, что нужно сделать реорганизацию училища и провести новые методы в учебе. После этого он уехал в Ленинград под благословение к Маслову и получить от него директивы дальнейших действий.
Возвратившись из Москвы Халтурин опять назначает общее собрание, делает доклад о намерениях Маслова создать вместо Академии художеств институт, т.н. ИНПИ, т.е. Институт Пролетарского Искусства, где будут учить пролетарскому искусству.
   Но ясности, конечно, не было, в чем заключалась сущность этого нового проекта.
На собраниях Халтурин и Ко поносили все великие имена всего мира, смеялись над всем, что действительно было высоким Искусством.
Характерен один факт: в это время умер наш великий художник И.Е.Репин. Великий мастер кисти пользовался мировой известностью. Создавший множество произведений,  глубоких по своему содержанию и высокоценных в художественном выполнении.
Халтуринская банда ничем не отметила смерть И.Е.Репина, ту почти незаменимую утрату столь великого мастера кисти. Халтурин обошел это полным молчанием.
  Это уже одно доказывает, насколько эти люди были некультурными, и область настоящего искусства им была чужда.
Первое,  с чего они начали придираться к старым преподавателям, это был программный вопрос. Я уже упоминал, что мы работали тогда по системе ЦГС, изданное НКП и печаталось в журнале для общего руководства всех художественных техникумов по всей территории СССР.
В этом Халтурин и Ко нашли первую преступность старых педагогов. Нам было поставлено на вид, что мы проводили неправильный метод в преподавании, и предписано было составить новые программы в духе ленинградской академии художеств, и запрещено руководствоваться ГУСом.
Программное писание продолжалось чуть ли не целое полугодие, и все было не так, как это мыслили Халтурин и Ко. Это было начало тех издевательств, которые будут выше.
   В неделю назначалось несколько собраний,  где Халтурин и его банда при полном собрании учеников и педагогов издевались над нами, называя нас седовласыми и устарелыми художниками и вредителями.
Правой рукой Халтурина был Д.Демаев, парень большой спец по болтологии , и то пустой, конечно, полный невежда в области искусства.
Этот невежда ходил по классам, критиковал постановку педагогов и находил, что все постановки неидеологичны и т.п.
Долго они думали и гадали, как вытравить старых педагогов, и в конце концов решили сделать это чрез посредство РКИ. Конечно, предварительно дали ложную информацию о педагогах и окрасили их вредителями.
   Чрез некоторое время они устроили во Дворце Труда так наз. Суд Общественности над нами, под председательством РКИ. Это было какое-то балаганное представление, очень подло организованное Халтуринской бандой.
Заранее было подговорены люди с разных производств, заранее их начинили, что они должны говорить и против кого.
  С учениками было поступлено иначе, или резко сказать подлее подлого: Халтурин и Ко отобрали таких учеников, которые должны были получить диплом об окончании художественного техникума. Но им было предписано, что, если они не выступят против всех старых педагогов, то не получат дипломы, а главное, это против меня, как имевшего большой авторитет среди учеников, а потому Халтуринская банда  и старалась, как можно больше, вылить грязи на мою седую голову.
Я не буду детально описывать, кто выступал, и что говорилось в обвинении старых педагогов, т.к. это все подло было подтасовано Халтуринской бандой.
Демаев явился на этот балаганный суд чистым амурчиком. Он вероятно вымылся в баньке, у парикмахера почистился, побрился, подвязал нарядный галстук, и во всей своей ничтожной красоте  и подленькой душой выступал с пафосом как обвинитель специалистов-вредитилей.
   Как было больно, грустно и смешно смотреть на весь этот Халтуринский балаган, переживать незаслуженные оскорбления и унижения как человека. И удивляться торжеству подлости в известные периоды человеческой жизни.
Здесь невольно вспоминаются слова тов. Сталина, которые относятся с тем, кто, имея партбилет, злоупотребляет им: «Мы-моя все можем, нам все нипочем».
Действительно, такие люди все могут сделать, умертвить все идейное, великое и честное!
  На другой день после позорного Общественного Суда в коридорах уже красовались крупные надписи: Долой вредителей! Да здравствуют молодые педагоги пролетарского искусства!
Старые педагоги по искусству были следующие лица: Петров, Бурдин, Ефимов, Попов, Кайзер и я. Попов был зав. учебной частью, Кайзер – зав. библиотекой. На место Попова был поставлен Постнов, Кайзер – убран из библиотеки. Я добровольно постарался оставить работу, т.к. при той обстановке я работать не мог.
Бурдин так же должен был оставить работу по тем же причинам. Один лишь Петров был ими не тронут, он один был праведник без греха. Он один высказывался на собраниях с учениками и говорил этим бандитам, что он старается у них учится той новой системе, которую они проводят.
Понятно, как же можно было тронуть такого человека, который  желает «работать» с ними рука об руку.
   И его оставили на всякий случай (на закваску).
Что ж есть ведь люди, которые всегда меняют свою шкуру, смотря по обстоятельствам. Таков был и Петров.
Халтурин во всех своих действиях всецело подражал Маслову. Поэтому как были водворены педагоги недоучки пролетарского искусства, то принялись доканчивать развал.
Начато было с библиотеки, в которой был прекрасный фундаментальный материал для учеников, откуда они черпали многое для своего художественного образования.
Много ценного было вывезено на бумажную фабрику «Маяк  революции» как утиль.
После библиотеки принялись за картинный музей, который существовал с самого основания училища, и  не тронут был даже тогда, когда здание училища было занято под лазарет. И вдруг в период нашего мирного строительства эти вандалы весь музей навалили как дрова на подводы, свезли в краеведческий музей и свалили в кучу, где его частью разворовал, а большинство испорчено. Картины прорваны, рамы разбиты. Много было фарфора, бронзы и других ценностей, которые расхищены.
   Что осталось из гипсовых пособий уцелевших от Соколовского нашествия, то Халтуринская банда довершила.
Музеем заведовал в то время Петров, и меня удивило, как этот человек мог допустить этот позорный вандализм, мне это совершенно непонятно.
Неужели этот человек думал, что меня не трогают, а на остальное наплевать, придерживаясь поговорки: «Моя хата с краю, я ничего не знаю».
Вся эта возмутительная затея продолжалась до 1932 года.
Когда Маслов за свои деяния был отдан под суд и получил за свои действия сколько-то лет тюрьмы, то и Халтуринская банда очень скоро смылась из Пензы.
Но один из них, Постнов, остался в Пензе, решив, что здесь он может устраивать свои делишки.
По психологии это чистейший шкурник, для которого не существуют принципы т.н. высшего порядка. Его девиз – это деньги. За деньги он продаст друга, брата и отца. Он может заниматься клеветой, и вообще, не имея совести, обставлять людей, и все для собственной шкуры.
  Проникая к властям, он забирал в свои руки всевозможные работы и, приглашая в помощники своих товарищей и учеников эксплуатировал их, львиную долю кладя  себе в карман.
Этот человек сделал много пакостей мне лично, которые я здесь не буду описывать, т.к. это уже к истории училища не относится. Да и неприятно бередить зажившие раны моей поруганной чести.
На это позволяю себе закончить мои воспоминания.

Художник И.С. Горюшкин-Сорокопудов.
5/XII 1936год.






Петрина С.В.

главный специалист-эксперт архивного отдела   министерства культуры и архива Пензенской области
2011год.

Источник: http://www.art-penza.ru/houme/162-gorushkin.html

0

4

http://sf.uploads.ru/t/ZAbP4.jpg
преподавательский состав училища, 1936г. В центре Горюшкин-Сорокопудов И.С., Владимиров И.В.
Фото со страницы Ивана Васильевича Владимирова http://moypolk.ru/soldiers/vladimirov-ivan-vasilevich-0

см. также Турищев Алексей Сергеевич

0

5

Киналь А.В., Вазерова А.Г., Королева Л.А. Пензенское художественное училище им. К.А. Савицкого (1940-е гг.) // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/02/46512 (дата обращения: 31.08.2016).

Пензенское художественное училище им. К.А. Савицкого – одно из старейших художественных учебных заведений России. Основано на средства генерал-лейтенанта Н.Д. Селиверстова: «…в память моей бытности Пензенским губернатором, завещаю городу Пензе триста тысяч рублей и всю мою коллекцию книг и картин на предмет учреждения рисовальной школы…» [1].
С 1918 г. начинается период многочисленных реорганизаций и переименований. Этот процесс сопровождался не только гонением на педагогов – сторонников реалистического искусства, но и уничтожением богатой учебной базы. Только в 1936 г. училище получает современное название и возвращается к традициям русской художественной школы. В годы Великой Отечественной войны училище возглавляет И.С. Горюшкин-Сорокопудов. Он укрепляет авторитет училища, преподавание ведется на высоком уровне. В 1955 г. училищу присвоено имя К.А. Савицкого.
В справке о состоянии ПХУ за 1947 г. указывалось, что всего в училище обучалось 237 человек, из них жителей Пензенской области – 64 чел., 41 – городских и 23 – сельских жителей.
В 1944 г. в Пензенском художественном училище было 19 штатных единиц, в 1945 – 21. Директором училища был И.С. Горюшкин-Сорокопудов, его заместителем – М.Е. Валукин. В своих воспоминаниях И.С. Горюшкин-Сорокопудов писал, что дореволюционный период истории художественного училища отличался стройностью и серьезностью постановки учебного процесса, после Октябрьской революции начался тот развал и безобразие, которые носили характер вандализма [2].
Необходимо отметить, что училище не прекращало свою работу и в годы Великой Отечественной войны, за период 1942-1945 гг. выпустило 38 специалистов. На фронтах Отечественной войны сражались за Родину свыше 200 учащихся и преподавателей училища.
И.С. Горюшкин-Сорокопудов сыграл огромную роль в жизни Пензенского художественного училища. С его помощью с 1936 г. начал восстанавливаться нормальный учебный процесс. С конца 1930-х гг. как живописец И.С. Горюшкин-Сорокопудов работал в основном над небольшими пейзажами. У него ухудшалось зрение, и все силы он посвятил педагогической работе.
Пензенское художественное училище с 1936 г. входило в систему комитета по делам Искусств при СНК РСФСР и состояло в непосредственном ведении Отдела искусств Пензенского облисполкома.
В трудные послевоенные годы И.С. Горюшкин боролся за то, чтобы из стен училища выходили хорошо подготовленные специалисты – учителя рисования, театральные декораторы, скульпторы, способные творчески работать. В 1947 г. он сдал пост директора, но продолжал вести большую общественную работу – его избрали депутатом городского Совета, к тому же он был неизменным членом всех областных выставочных комитетов. Не бросал И.С. Горюшкин-Сорокопудов и педагогическую работу – он регулярно приезжал в училище, обходил мастерские старшекурсников, консультировал дипломников, участвовал в просмотрах отчетных выставок.
С 15 ноября 1945 г. при ПХУ существовала Детская художественная школа. Занятия в ней начались 16 ноября 1945 г. Из-за отсутствия специальной мастерской занятия проводились в кабинете директора училища. Были даны объявления по радио, в газету «Сталинское знамя», в сентябре преподаватели – специалисты посещали общеобразовательные школы и выявляли на месте одаренных детей. Занятия проводились в две смены. Было принято 49 человек [3].

Пензенское художественное училище имело три отделения:
Художественно-педагогическое отделение и готовило преподавателей  ИЗО и черчения для средних школ;
Театрально-декоративное отделение, готовило декораторов межрайонных театров, клубов, дворцов культуры;
Скульптурное отделение – художников-скульпторов средней квалификации.
Срок обучения 5 лет.

В архиве Пензенской области мы обнаружили список преподавателей Пензенского художественного училища с указанием образования:
«Постнов Алексей Иванович, закончил Ленинградский Высший Художественный институт. Вел живопись и композицию.
Краснов Никита Карпович, также закончил Ленинградский Высший Художественный институт.
Вавилин Алексей Григорьевич учился там же.
Бурдин Омар Бадреевич. Пензенский художественный техникум. Преподавал рисунок.
Котельникова Ольга Петровна. Четыре класса Саратовского художественного училища, так же Высшие государственные художественные мастерские. Преподавала методику.
Ульянов Александр Алексеевич, закончил ПХУ в 1915 г. преподавал черчение и методику черчения.
Смирнова Александра Ивановна, получила образование в Московском государственном педагогическом институте. Преподавала педагогику и историю СССР.
Горюшкин-Сорокопудов Иван Силыч, питерская Академия Художеств. Преподавал живопись и рисунок.
Валукин Михаил Емельянович, московский Институт изобразительных искусств. Преподавал рисунок» [4].
Сотрудники и преподаватели Пензенского художественного училища предоставлялись к различным наградам.

Отметим, что в отличие от других учебных заведений кадровой проблемы перед Художественным училищем в послевоенные годы не стояло.
Ежемесячно училище предоставляло информацию о работе по повышению политического уровня и деловой квалификации работников Пензенского художественного училища.
В октябре 1946 г. руководству Пензенского художественного училища было приказано принять на  1 курс обратно 60 бывших учащихся, демобилизованных из рядов Красной Армии.
В объяснительной записке по годовому бухгалтерскому отчету Пензенского художественного училища за 1945 г. указывалось: «Среднегодовой контингент учащихся – 126 человек, по плану 127. По штату сотрудников (преподавателей) – 16 единиц вместо 19. Подсобное хозяйство: училище эксплуатировало участок земли 2 га под сельскохозяйственные культуры. Вспашка земли лошадью. Прополка и посадка служащими и учащимися. Полученный урожай – картофель – на дополнительное питание учащихся. Лошадь – кобыла «Манька» [5].

В первое полугодие 1947-1948 учебного года было укомплектовано 16 групп с числом учащихся 237 человек.

В отчете Пензенского художественного училища за 1947-1948 учебный год указывались такие цифры:
1 курс – 50 студентов;
2 курс – 45 студентов;
3 курс – 47 студентов;
4 курс – 44 студента;
5 курс – 48; всего – 237 [6].

Ежегодно в июне в училище проводилась защита дипломных работ учащимися живописно-педагогического, театрально-декоративного и скульптурного отделения. В 1949 г. живописно-педагогическое и театрально-педагогическое отделение переименовали в творческое и декоративное.

Подводя итог анализу деятельности данного образовательного учреждения  и его роли в культурной жизни в послевоенный период, отметим, что  руководство и преподаватели Пензенского художественного училища внесли заметный вклад в развитие культуры области и в повышение образовательного и культурного уровня ее жителей. Пензенское художественное училище славилось по всей стране. Из его стен вышли многие именитые советские художники. Значительную роль в послевоенном развитии училища сыграл, несмотря на преклонный возраст, И.С. Горюшкин-Сорокопудов. Преподаватели училища не только занимались учебным процессом, но и продолжали заниматься творчеством, их работы тех лет находятся в настоящее время в картинной галерее им. К.А. Савицкого. Несмотря на тяжелые в экономическом отношении послевоенные годы, власти поддерживали и развивали систему образовательных учреждений культуры области [7].

Библиографический список
ГАПО. Ф. 2356. Оп. 1. Д. 47. Л. 27.
Горюшкин-Сорокопудов И.С. Мои грустные воспоминания о деятельности ПХУ // ГАПО. Ф. 2149. Оп. 1. Д. 4а. Л. 1-2.
ГАПО. Ф. 2355. Оп. 1. Д. 65. Л. 38.
ГАПО. Ф. 2356. Оп. 1. Д. 91. Л. 11-17.
ГАПО. Ф. 2355. Оп. 1. Д. 43. Л. 77-79.
ГАПО. Ф. 2355.Оп. 1. Д. 86а. Л.10-11.
Вазерова А.Г. Страницы из истории культуры Пензенской области в послевоенный период (1945-1953 гг.). Пенза: ПГУАС, 2011.

Отредактировано простомария (2016-08-31 15:08:03)

0

6

Люди откликнитесь! Никак не смог найти на просторах интернета даже упоминание о картине Горюшкина-Сорокопудова Ивана Силыча "поэзия русской весны" там боярыня на фоне речки с таявшими снегами саму картину нашёл в журнале "Нива" за 1914 год том 91.  Хотелось бы увидеть эту картину в цветном изображении,может кому то попадалась она,буду всемерно благодарен за помощь!https://i.imgur.com/NLaCNhUm.png

С уважением Сила Родов.

0